Занимательная

педагогика

Новогодний детектив

Новогодний детектив

Дорогие друзья! Новый год уже стучится в ваши двери. А как известно, под Новый год случаются самые необыкновенные истории. Одна из таких историй приключилась с вашим старым знакомым – Вовкой. Он уже второклассник, но чудеса с ним все еще происходят. Читайте на здоровье. Это наш вам подарок на Новый год.

– Вовка, завтра идем в лес на лыжах, – папа появился на пороге веселый вместе с лыжной вязанкой и морозным воздухом, который так и норовил пробраться в теплую прихожую, хватая Вовку за ноги своими холодными щупальцами.
– Ура! – закричал тот и схватился за вязанку. Она была очень холодной и неприветливо жалила Вовкины руки ледяными своими боками. – А почему не сегодня?
– Потому что лыжи еще надо подготовить. Они ведь только что из магазина.

С этими словами папа достал из кармана пальто яркую коробочку, на которой было написано «Лыжная мазь».

– А еще крепления надо сделать. Давай обедать, я проголодался, как волк.

Увидев Вовкину мольбу в глазах, папа добавил:

– И сразу начнем готовить лыжи.

После обеда Вовка и папа устроились с лыжами в большой комнате, прямо на ковре, отчего мама немного рассердилась и заявила:

– А ну–ка, живо берите газеты! Нечего мне тут портить любимый ковер.

Газеты на ковер были постелены в ту же минуту, и мама отправилась на кухню петь песни и мыть посуду, а папа с Вовкой распаковали лыжи и приступили к делу. Папа достал инструменты, быстро что-то примерил, и работа закипела. Крепления – это такая штука, которая не дает лыжам убежать от тебя в лесу, как объяснил папа, а еще нужно обязательно смазать лыжи мазью и тогда они побегут сами, да так, что ветер засвистит в ушах.

Через час крепления стояли на всех шести лыжинах. Папа купил три пары - на всю семью. Они уже давно собирались провести лыжный день в лесу под Новый год. И вот теперь он – этот день – был уже совсем близко. Завтра, завтра всей семьей они помчатся по лесным тропинкам навстречу новогодним чудесам! Так думал Вовка, изо всех сил помогая папе ставить крепления.
А потом они дружно мазали лыжи специальной мазью. Мама пришла из кухни и тоже помогала мазать. Всем было очень весело – ведь завтра такой день!

– Ну вот, работнички! Всем спасибо, можете отдыхать, а я поставлю лыжи на балкон, – заявил немного уставший, но довольный папа.
– Зачем на балкон? – удивился Вовка.
– Надо, Вовка, надо. Так мазь лучше будет скользить по снегу.
– А–а–а.., – протянул Вовка. И добавил, как взрослый. – Ну, раз надо, значит надо.

Потом он почитал книжку у себя в комнате, посмотрел мультик, но все это делал как–то невнимательно. Он все время думал о завтрашнем дне. С этими мыслями он и лег спать, и улыбка бродила на лице спящего Вовки. Он был счастлив.

Проснулся Вовка от страшного грохота. Было еще темно, только с улицы в комнату проливался холодный лунный свет и было видно, как крупными хлопьями валит снег. А еще за окном, на балконе, что-то шумело. Или кто-то. Вот этот таинственный незнакомец постучал по карнизу, словно пытаясь открыть окно, и затих, притаился. Он ждал, когда Вовка подойдет к окну, чтобы выскочить и схватить мальчика. Но Вовка не стал подходить к окну – он сразу догадался о коварном замысле незнакомца и даже не надевая тапочки помчался в комнату родителей.

– Папа, мама! Там бандит! У меня на балконе бандит! Он там ждет! Он забраться хочет! Ко мне!

Ну какие же родители будут спать в такой ситуации? Папа уже совсем проснулся и с решительным видом надел тапочки.

– Пойдем поглядим, кто это там хочет к тебе забраться.

Папа мужественно направился в маленькую комнату, Вовка семенил за ним. Мама набросила халатик и тоже решила посмотреть на бандита.

– Ну и где же он? – спросил папа, осмотрев через окно балкон. Там никого не было.
– Но ведь он же стучал в окно! Он хотел забраться! – снова закричал Вовка.

Он кричал еще от страха, но уже немного и от обиды. Конечно, бандит убежал, испугавшись папу, а тот не верит. Получается, прямо, как у Малыша с Карлсоном. Там тоже папа все время хотел посмотреть на таинственного гостя, а тот каждый раз улетал и папа не верил Малышу, думая, что мальчик сочиняет своего Карлсона.

– Успокойся, малыш, – сказал папа и назвал Вовку прямо как в той книжке. Но папа не думал о Малыше и Карлсоне, он просто хотел успокоить Вовку. – Успокойся, это ветер шумит под окнами. Сегодня ночью меняется погода, вон смотри, как метет. А когда погода меняется, то всегда бывает сильный ветер. Это он гремел карнизами, а тебе почудился бандит. Ну какой же тут может быть бандит? Мы ведь на третьем этаже. В такую ночь ни один бандит не высунет нос из дома. Спи спокойно.

Мама обняла Вовку, что-то промурлыкала ему на ушко, отчего он рассмеялся, зевнул и быстро залез под одеяло. А через минуту он уже спал, и опять улыбка появилась на его губах.

* * *

– Мама, папа! – Вовка влетел в комнату родителей и опять разбудил их своими криками. Было только восемь часов, но уже понемногу светало.
– Что такое? – папа, зевая, потянулся и сел на кровати. – Опять бандит?
– Да, да! Он лыжи украл! – Вовка прыгал в нетерпении около папы. – Пойдем скорей!
– Какие лыжи? – папа видимо еще не совсем проснулся и задавал не те вопросы.
– Наши лыжи! Твои, мои и мамины. Он их украл, когда ночью приходил.
– Что за ерунда... – пробормотал папа и, зевая, пошел за Вовкой. Тот тянул его за руку изо всех сил.
– Н–д–а–а–а... – только и протянул папа, увидев пустой балкон. Один лишь выпавший ночью снег ровным слоем лежал на балконе и сверкал тысячами снежинок. Лыж не было!
– Ой! – сказала сзади мама. – А где же лыжи?
– Ну я же вам говорю! – опять закричал Вовка. – Он был здесь ночью и украл их.
– А зачем ему наши лыжи? – ни к кому не обращаясь пробормотал папа. – Он, что, сумасшедший?
– А может у него нет лыж, вот он наши и украл, – выдвинул Вовка гипотезу.
– Ничего не понимаю. Следов никаких, лыж нет. Ничего не понимаю, – папа еще раз внимательно осмотрел балкон и пошел одеваться.
– А может быть и вправду сумасшедший, – задумчиво сказала мама. Она запахнула потуже халатик, зябко пожала плечами и пошла за папой.

Вовка страдал больше всех. Лыжи было так жалко! Семейный поход в лес пропал. Но совсем расстроиться ему мешала загадка. Как же так? Лыжи явно были украдены, следов преступник не оставил никаких, только пошумел немного. Ну не улетел же он по воздуху!

Печальный Вовка поплелся на улицу. Костя был уже там и старательно катал огромные снежные шары для снеговика. Услышав рассказ друга он авторитетно заявил:

– Это был диверсант. Я в кино таких видел. У него специальный летательный ранец за спиной. Он подлетел к балкону, стырил лыжи и улетел. Поэтому и следов на балконе не было.
– Дурак, что ли? – ответил обалдевший Вовка. – Какому диверсанту мои лыжи нужны? Им же там выдают специальные, шпионские. Ты про Джеймса Бонда смотрел?
– Это точно, – задумчиво почесал голову Костя. – А пойдем посмотрим под балконом, может он там следы оставил.
– Пойдем, – живо согласился Вовка. И они потопали по тропинке, уже проложенной в глубоком снегу вокруг дома.

Под самым Вовкиным балконом действительно было много следов.

– Я же тебе говорил! Он был здесь, – и Костя как настоящий сыщик стал исследовать каждый след.
– А чего же тут следы есть, а там нет? – Вовка показал рукой вверх, на балкон.
– Элементарно, Ватсон, – важно произнес Костя. – Он забрался по веревочной лестнице, стырил лыжи и спустился вниз. Чего ему у тебя на балконе-то топтаться? А тут наследил. Эх, нам бы сейчас собаку, мы бы его враз поймали. Вон сколько следов.
– Собаку – это да. С собакой бы мы его поймали, – повторил за другом Вовка.
– Ладно, – решительно сказал Костя. – Поймаем без собаки.
– Как?
– А так. Смотри, следы куда идут отсюда?
– Туда, за дом, – махнул рукой Вовка.
– Точно! Туда-то он и пошел, – Костя как настоящая собака–следопыт побежал по следам. Вовка не отставал.

Следы огибали дом и уходили за угол. Тут были следы Вовки и Кости, следы собаки, пробегавшей по своим делам рано утром, но особенно выделялись следы взрослого человека. Они были огромны. Казалось, и человек должен быть великаном. От этого делалось жутко, и внутри где–то в районе живота, чего-то екало. За угол поворачивать не хотелось. А вдруг он стоит там и ждет ребят, чтобы закричать страшным голосом: «А вот я вас сейчас!..». Вовка гнал свой страх прочь и старался не отставать от Кости.
За углом никого не было, и только цепочка гигантских следов уходила дальше во двор. Там, в глубине двора за деревьями, стоял небольшой деревянный домик без окон. В нем дворник хранил свои инструменты: метлу, лопату, шланг и много другой дворницкой всячины.
Следы упирались прямо в запертую дверь домика. Их было много около этой двери и все они были одинаковыми. Это были те самые, великанские следы.

– Это он, – прошептал Костя. Он сдвинул шапку на затылок и вытер лоб. Несмотря на мороз Костя вспотел. То ли от быстрого бега по следам, то ли от волнения.
– Кто он? – тоже шепотом спросил Вовка.
– Дворник, – и Костя показал куда-то направо, в сторону от домика.

Его рука точно указывала на большого человека в сером ватнике и огромных черных валенках. Это был дворник Иван Иванович. Он ловко орудовал деревянной лопатой, очищая снег с тротуаров. Иногда он останавливался, закуривал папиросу, по-хозяйски оглядывал двор, бросал окурок в урну и снова принимался за работу. Погода обеспечила его работой на целый день. Снега за ночь выпало так много, что кое-где он доставал до пояса Ивану Ивановичу.
Следы были его, потому что только он носил такие большие валенки. Да и вообще во дворе только дети да Иван Иванович носили валенки.

– Точно он! – ахнул Вовка.
– А лыжи он в дворницкой спрятал, – довольный эффектом и тем, как он завершил свое расследование, гордо заявил Костя.
– Вот гад, – зашипел Вовка и погрозил Ивану Ивановичу кулаком, – как же теперь лыжи у него забрать?
– А давай милиционеру скажем, он его и арестует, – предложил находчивый Костя. Эта мысль пришла в его голову, когда он увидел вышедшего во двор Алексея Петровича, местного участкового. Ребята его хорошо знали, потому что участковый часто приходил в школу и рассказывал, как надо себя вести на дороге, во дворе и даже дома. Он был хороший рассказчик, и ребята из Вовкиного класса услышали много историй про девочку из соседнего дома, которая неправильно переходила улицу, про соседского мальчика, который хулиганил во дворе, про ребят из другого подъезда, которые не слушались своих родителей, и что-то еще такое же интересное.
– Алексей Петрович, Алексей Петрович! Дворник! Лыжи! Украл и запер! – затараторили наперебой ребята.
– Что такое? Говори ты, а ты пока помолчи, – участковый показал на Костю.
– Он, – Костя кивнул в сторону Ивана Ивановича, который спокойно убирал снег и не подозревал, какие тучи сгущаются у него над головой. – Дворник у Вовки лыжи украл и запер в своей дворницкой. Мы его по следам нашли. Точно он, больше некому, а следы его.
– Ну - ну, – удивился Алексей Петрович. – Давайте показывайте место преступления.
– А дворник? Сбежит ведь, – насторожился Костя, а вместе с ним и Вовка.
– От нас не сбежит.

Уверенный тон участкового успокоил ребят и они, подпрыгивая от нетерпения, повели милиционера сначала за дом, где было натоптано большими валенками, потом к дворницкому домику. Алексей Петрович внимательно все осмотрел и сказал ребятам:

– Ждите меня тут, – а сам пошел к дворнику, у которого опять был перекур.

О чем они там говорили неизвестно, только через пару минут раздался громкий смех Ивана Ивановича. Он смеялся густым басом, как паровоз. Его поддержал Алексей Петрович. Теперь было слышно два голоса: низкий — дворника и повыше, позвонче — участкового. Они закурили и оба что-то оживленно обсуждали, весело поглядывая на ребят, которые стояли, раскрыв рты. Сыщики совсем не ожидали такого поворота дел.

– Неужели они заодно? – оторопело проговорил Костя.
– Кто? – не понял Вовка.
– Участковый и дворник, – ответил Костя. – Такое бывает. Это, когда преступники подкупают милицию, а милиционеры покрывают их темные дела.
– Да ну? – Костя явно вырос в Вовкиных глазах. Его знания просто поражали.

В этот момент раздался звонкий голос Вовкиной мамы:

– Вовка иди домой, мы нашли твоего вора, – она махала ему рукой и весело улыбалась.
– Ну вот, вроде я теперь и не нужен, – Алексей Петрович подошел к ребятам, весело подмигнул и подтолкнул их к дому. – Идите, идите. Вас зовут, кажется.

Вовка влетел в прихожую и не раздеваясь закричал:

– Где он?! Где он?!

Из–за спины выглядывал Костя. Папа вышел к ребятам, хитро улыбаясь. Мама на кухне гремела кастрюлями.

– Идите–ка обедать, шерлокхолмсы. Раздевайтесь, мойте руки и за стол!
– А где преступник? – в один голос завопили ребята. Они так устали, бегая по двору в поисках вора, что ничего больше не хотели слушать.
– Преступник ваш ушел.
– Как ушел? Куда?
– Ушел, – продолжил папа. – Но завтра обязательно вернется и вы его увидите.
– А лыжи?
– И лыжи отдаст. А теперь марш обедать!

Озадаченные мальчишки сбросили одежду в прихожей, потолкались в ванной, брызгая друг друга водой, и уселись перед тарелками, полными горячего дымящегося наваристого маминого борща. В центре стола стояла миска густой сметаны с рынка, а рядом на блюде – целая горка маленьких горячих булочек с румяными боками и хрустящей корочкой. Мама называла их пампушками и пекла всякий раз, когда готовила борщ. Ребята обнаружили, что сильно проголодались, и запустили свои ложки прямо в кипящие, красные от свеклы, глубины. Они макали пампушки в острый чесночный соус, стучали ложками о края тарелок и весело болтали ногами. В перерывах, когда рты на секунду оказывались свободными, они рассказывали о том, как чуть не поймали вора. И очень жалели, что этим вором не оказался Иван Иванович.

После обеда они еще раз попытались выведать у Вовкиного папы о преступнике, но ничего не вышло:

– Сказал завтра, значит завтра!

Потом они еще поиграли в солдатиков, обсудили сегодняшнее приключение и немного пофантазировали о том, что же будет завтра.

– Наверное, ему стало стыдно. Он позвонил и обещал все принести, – предположил Вовка.
– Наверное. А может быть он попался милиционерам и они завтра приведут его сюда. На место преступления! Прямо в наручниках! – разошелся Костя.
– Ага! В наручниках. И с собакой, – поддержал друга Вовка.
– Зачем с собакой? – не понял Костя.
– Ну, она его нашла ведь по следам. И чтоб не убежал.

Вечер настал быстро. Мама напоила ребят чаем с вишневым пирогом, а потом Костя пошел домой. Вовке отчаянно хотелось спать. Он, зевая, подошел к папе, читавшему толстую книгу.

– Па, а точно он завтра придет?
– Точно, – буркнул папа, не отрываясь от книги.
– И лыжи принесет?
– Принесет.
– Спокойной ночи тогда.
– Угу, – папа поднял голову от книги. – Спокойной ночи, сыщик.

* * *

Утром Вовка встал, когда за окном было уже совсем светло. За ночь опять сменилась погода, опять шумел ветер, только Вовка его не слышал. Мороз уступил место неожиданному в конце года теплу, и с крыш капало. Сугробы на балконе наполовину растаяли и в снегу показались кончики лыж. Это ветер прошлой ночью уронил их на пол балкона. Они брякнули по карнизу и, падая, застучали, разбудив Вовку. А потом повалил снег и спрятал их под своим толстым пушистым одеялом.

– А как же теперь на лыжах идти? – огорчился Вовка. – Ведь растаяло все.
– Ничего, скоро снова наметет, – успокоил его папа. – Через пару дней. Сразу после Нового года. Тогда и пойдем. А пока пошли елку украшать.
– Пошли, – весело согласился Вовка. – А лыжи давай уберем с балкона. На всякий случай.

Тэги: Рассказы о Вовке и его друзьях

Добавить комментарий

Ваш комментарий будет показан на этой странице после одобрения администратором.
Для успешной отправки сообщения необходимо ввести проверочный код с картинки внизу.
Если вы не можете прочитать проверочный код, нажмите левой кнопкой мыши на поле "Обновить", находящееся под картинкой.

Чтобы опубликовать комментарий сразу, необходимо зарегистрироваться на главной странице сайта, затем произвести вход на сайт с зарегистрированным именем и паролем.


Защитный код
Обновить

Rambler's Top100